Домой / Одесса / «Привоз». Подслушано о Летнем театре: «Одесса — на то и мама, чтобы всех накормить»

«Привоз». Подслушано о Летнем театре: «Одесса — на то и мама, чтобы всех накормить»

На одесский «Привоз» ходят не только ради кила лука, селедки или сочной свиной рульки. А еще поговорить по душам, поспорить, пошутить, поделиться последними известиями и обсудить городские события. Потому что знают: мимо торговцев колбасой и брынзой не проскочит ни одна мало-мальски важная новость. И слушать их бывает – одно удовольствие.

Искусству вести прения и споры продавцов с «Привоза» позавидуют даже ораторы со стажем. Именно здесь, а не в вине, рождается настоящая истина — среди розоватых груд сала и пахнущих солнцем пузатых баклажанов. Вот и мы отправились на главный рынок города за порцией вестей и свежих впечатлений. Там, в торговых рядах, средь остатков былого величия и колорита, с самого утра кипела жизнь.

— Женщина, а вы не хотите купить своей корове зонтик? – с загадочным видом поинтересовалась у продавца молочки дама с красным маникюром.

— Чего это вдруг? Вы шото имеете против моей коровы? – спросила та, удивленно вскинув бровь.

— Да нет, корова у вас хорошая. Просто у нее в молоке много воды!

— Корове зонтик, а козе баян, — пробурчал стоящий рядом видный мужчина в очках с квадратной оправой. — Вечно одесситам какую-то ерунду пытаются впарить.

Тут в толпе оживился поджидающий своей очереди за сарделями интеллигентный старичок с бакенбардами.

— А знаете что? Я недавно в бар один зашел, со старым другом выпить по бокальчику вина, — стал рассказывать он, задорно поблескивая глазами. — Смотрю — а там объявление: приносите-де пластмассовые крышечки, а мы-де сделаем из них вам лавочку! И качельку! И все это поставим в Летнем театре. О как!

— Да что вы говорите? Умеет наш народ удивить, но не сказал бы, шо приятно, – ответил ему пристроившийся сзади хмурый гражданин.

– Крышечки – это еще цветочки, а я вот читал, что туда какие-то кресла из поддонов собираются принести, — подключился к беседе молодой мужчина с крупным носом, откуда-то из хвоста очереди. — Это что ж теперь, если захочешь присесть отдохнуть, всю ночь потом занозы придется из мягкого места выковыривать?

Чтобы скоротать время в очереди, хмурый гражданин жевал булку, бодро смахивая крошки с усов. При этом успевал окидывать оценивающим взглядом всех и вся.

— О, мадам, какие красивые у вас грибочки! Где брали? – спросил он у дамы в кожаной дубленке с рыжим меховым воротником.

— В соседнем ряду! – отмахнулась она.

— И много там народу?

— Не было никого.

Уже направляясь к выходу, дама обернулась, заговорщицки подмигнула хмурому и с улыбкой добавила: — Причем продавца тоже!

Все это время рядом ловко орудовала ножом торгующая свежей рыбой тетя Валя. Это была упитанная женщина в засаленном синем переднике в горошек поверх пуховика. Хитрый взгляд выдавал в ней предприимчивую даму. Пожалуй, не один «тетивалин» клиент уносил домой на полкило меньше карасиков. Зато у тети Вали был нюх на важные события. Про таких говорят: мимо нее не пролетит даже муха. Вот и в этот раз женщина изо всех сил прислушивалась к оказавшейся в доступной близости беседе. Жаркие дебаты о театре ее взволновали. Дело в том, что тетя Валя – здешняя, живет в районе Горсада. Поэтому кому, как не ей, полагается ревностно следить за всем, что происходит на ее «участке»? Когда покупатели разошлись, торговка стала в красках пересказывать все то, что уловила. Она говорила с азартом и яростно возмущалась, чем привлекла внимание чуть ли не всего базара.

— Нет, ну, вы представляете: и они еще надеются собрать с нас денег! – запричитала, будто обращаясь к невидимым собеседникам, тетя Валя, живо при этом жестикулируя. — Клянусь моей селедкой: не станет уважающий себя еврей платить за эти деревяшки. Короче говоря, пусть не морочат одесситам голову. Лучше вон к нам пусть приходят. Мы им такие поддоны продадим! А на сдачу крышечек отвесим.

— Вы мне прямо начинаете нравиться, — забасила низким голосом солидного возраста продавец мясных деликатесов баба Маруся. – Это ж если поддоны будут хорошие, придут к вам много раз. Но при любой разнице расскажут, шо брали у тети Вали. У какой? Так у той, шо на углу торгует рыбой. Ну, Валентина! Ну, голова!

— Точно-точно, — стал поддакивать из кондитерки дядя Леня, дымя папироской. — А если не возьмут, тогда вся Одесса скажет, шо «благоустроители» не могут купить даже хорошие поддоны у тети Вали.

— Я вот вообще не понимаю: шо эти фантазеры имеют против мест для выпить и перекусить? – севшим от холода голосом прохрипела продавец специй баба Катя. — Одесса же на то и мама, чтобы всех накормить. А так какой народ туда гулять пойдет? А то шо это будет незадаром – так от этого ж нам сплошной цукерман.

— Вот правильно вы говорите! Они же думают, что свою яичницу смогут жарить на нашем сале, — вступила в дискуссию торгующая колбасой тетя Люба. – Так вот пусть отдохнут от этой мысли! Мы на это не подписывались. Все, что мы можем им предложить, — сварить их мясо в нашем супе.

— А как вам нравится то, шо на их сцене можно будет плясать и петь, только когда на Дерибасовской хорошая погода? – поинтересовался дядя Миша из прилавка пряностей. – И это где? В Одессе — где на работу надо то на лыжах, то на лодке. А вдруг приедет Лепс – а у нас тут буря с потопом.

— Да ну-у! Не смешите мои угги! Без крыши вообще никак, —  протянула из-за горы отборной картошки продавец овощей Марго. – Где вы себе видели, чтоб какая-нибудь Примадонна пела не под фанеру, а под раскаты грома? А если ливанет, так мы шо нанялись потом от ее грима целый месяц драять Дерибасовскую?

— И не говорите, — вытирая руки о фартук, отметила торгующая свининой тетя Зина. — Даже стыдно ходить по одной Одессе с теми, кто хочет, шоб звезды у нас мочились под дождем.

— Не знаю, как там звезды, но пока мы сами себе сможем купить театр, его либо сожгут, либо захватят цыгане с лошадьми, а если выкуп будут требовать, так придется еще сверху дать, — заправляя выбившийся из-под пухового платка локон, заявила продавец брынзы тетя Зоя. — Короче, жить, как раньше не получится! Шо люди подумают — шо одесситы поссорились с мозгами? Вот вспомните мои слова: если так прямо и будем идти по Дерибасовской, то скоро нам театр выйдет боком.

Про Redactor

Проверьте также

Сергей Дябло: «Аналитика и расчет – вот, что нужно для грамотного строительства»

Ежегодно в Одессе растет количество высоток, что вызывает негодование у большинства местных жителей. Люди недовольны …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *